Образец речи прокурора в суде

Речь адвоката по уголовному делу: образец, помощь адвоката

Образец речи прокурора в суде

В Орджоникидзевский районный суд

г. Екатеринбурга

г. Екатеринбург, ул. Машиностроителей, д. 19 А

От Адвоката
Кацайлиди Андрея Валерьевича
в защиту У.

по уголовному делу в обвинении доверителя в изнасиловании

   В производстве Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области находится уголовное по обвинению У. по статьям: п. «б» ч.4, ст. 132, п. «б» ч.4, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, п. «а» ч.3, ст. 131, ч. 1 ст. 151, п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ в отношении С.

   Мой доверитель вину в инкриминируемых преступлениях не признает полностью, поскольку обвинение строится лишь на предположениях, следствие проведено не в полном объеме, за основу взята лишь позиция потерпевшего, которая не подтверждается допустимыми и достаточными доказательствами.

При ознакомлении с материалами уголовного дела мною установлено, что в нарушение ст. ст.

73, 171 УПК РФ обвинение, предъявленное моему подзащитному, является неконкретизированным, а изложенные в нем обстоятельства не подтверждены собранными доказательствами, описание событий основано на предположениях, не проведена работа по исключению иных версий событий, а также по выяснению истины по делу.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по составу преступления изнасилование составит речь и будет представлять ваши интересы в деле: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

   В ходе расследования не принято мер к сбору достаточных доказательств, свидетельствующих об исключении иной версии событий, иного состава лиц совершивших преступление, если таковое вообще имело место быть. В связи с отсутствием соответствующих доказательств нельзя считать доказанной вину моего подзащитного.

    Необходимо, на мой взгляд, остановиться на каждом отдельном моменте дела и характеристике личности моего подзащитного:

Поведение потерпевшей:

   Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью.

Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см.

заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

   Из указанного заключения следует, что: «как следует из показаний У., матери, С. с 2011 года интерес к учебе у нее пропал, она стала замкнутой, постоянно конфликтовала с матерью, хотя до этого была человеком спокойным…».

   Кроме того, необходимо обратить внимание, что в материалах дела имеются факты, представленные со стороны Территориальной комиссии Орджоникидзевского района г.

Екатеринбурга, где указано, что по представлению по факту уклонения от учебы потерпевшей вынесено Постановление решение: несовершеннолетней вынесено предупреждение.

Что говорит о доказанности отрицательной характеристике потерпевшей.

   Считаю, необходимо учитывать содержание переписки моего подзащитного с супругой и записи, содержащие в частности доводы в поддержку оговора в совершении преступления моего подзащитного со стороны потерпевшей.

Письмо содержит записи супруги подзащитного указывающие, что потерпевшая «пытается избавиться от нас всех, свобода любым путем», по мнению защиты потерпевшая оговорила подсудимого с целью выйти из под контроля с его стороны как родителя, свобода в действиях стала возможна после заключения его под стражу.

   Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…».

Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня.

В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали.

Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…».
… «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

   Также важно содержание протокола судебного заседания, содержащий показания представителя потерпевшей, которая указала, что «те показания, которые давала дочь, — они лживы…»

   Исследование указанных вещественных доказательств позволяет установить, оговор со стороны потерпевшей в отношении моего подзащитного, ставит под сомнение ее показания и дает основания брать за основу позицию защиты, а не обвинения. Кроме того, под сомнение вера в позицию потерпевшей подпадает и по причине противоречивых показаний.

Показания потерпевшей не последовательны и не согласуются между собой, а ходатайство о повторном вызове потерпевшей для устранения данных противоречий было отклонено.

Так в заявлении о возбуждении уголовного дела она указывает, что матери рассказала о событиях преступления ноябрь-декабрь, а после в ходе очной ставки уже дает показания, что мать обо всем узнала от нее лишь в январе-феврале. Что касается найденных на электронных носителях фотографий с изображением потерпевшей, то и по ним показания менялись.

Изначально, еще при даче объяснений потерпевшая указывала, что данные фото размещены на ноутбуке, а в последующем показания были изменены, акцент стал делаться на компьютере, и про ноутбук никто не стал говорить (ни потерпевшая, ни ее мать).

ПОЛЕЗНО

Речь прокурора в суду пример — Moneyprofy.ru

Образец речи прокурора в суде

Обвинительная речь прокурора на суде присяжных

Уважаемые господа, подсудимый Родион Романович Раскольников, двадцатичетырехлетний студент Петербургского университета, обвиняется в совершении злодейского убийства коллежской секретарши Алены Ивановны и сестры ее Лизаветы Ивановны.

Хладнокровное убийство было совершено в один из летних, самых обыкновенных июньских дней. Орудие убийства – топор. Убийство совершено самым злодейским способом: «Удар пришелся в самое темя, чему способствовал малый рост Алены Ивановны. Затем преступник изо всей силы ударил еще два раза, все обухом, и все по темени.

Тело лежало навзничь. Глаза были вытаращены, как будто хотели выпрыгнуть, а лоб и все лицо были сморщены и искажены судорогой…». Также безжалостно преступник совершает и второе убийство – убийство кроткой, тихой Лизаветы: «Удар пришелся прямо по черепу, острием, и сразу прорубил всю верхнюю часть лба, почти до темени».

После убийства и ограбления преступник «… стал отмывать себе руки. Отмыв их, он тщательно отмывал топор. Затем все оттер бельем, которое тут же сушилось на веревке. Следов не осталось». Такая вот ужасающая картина зверского убийства предстала перед глазами полицейских.

Каковы же причины, побудившие преступника совершить злодеяние? Подсудимый, согласно своей теории, разделил людей на две категории: «обыкновенные» — «твари дрожащие» и «необыкновенные» — «право имеющие», что уже бесчеловечно и антигуманно. Себя он отнес к «необыкновенным», т.е.

к тем, кому можно совершать преступления и переступать нравственный закон. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» — задает себе вопрос подсудимый. Чтобы проверить свою теорию, он решается на преступление. В его душе давно созрела такая мысль.

Раскольников бросил учебу, друзей, кое-как существовал, не читал, не ел, только думал. Он вообразил себя Наполеоном. Не изменить мир, а изменить свое положение в мире – вот идея Раскольникова. Изменить мир – невозможно, изменить свое положение в нем – необходимо, иначе не стоит жить.

«Теперь надо было не тосковать, не страдать пассивно, одними рассуждениями о том, что вопросы неразрешимы, а непременно что-нибудь сделать, и сейчас же, и поскорей».

Хочу обратить ваше внимание, господа присяжные, и на внутренний склад личности преступника: «…угрюм, мрачен надменен и горд, мнителен и ипохондрик. Чувств своих не любит выказывать и скорей жестокость сделает, чем словами выскажет сердце. Ужасно высоко себя ценит».

На допросах Родион Раскольников говорил о том, что его мучили такие вопросы, как: «Почему одни живут в нищете и бедности в то время.

Как другие процветают в роскоши и богатстве? Почему страдают невинные дети? Как это изменить? Кто такой человек? «Тварь ли дрожащая» или владыка мира, «право имеющий» переступать моральные устои общества?» Но ведь эти вопросы мучают и многих других людей, но не идут на преступление.

Совершив преступление, подсудимый переступил не только человеческий закон – закон нравственный, но и божий закон, который гласит: «Не убий!». Разве можно после совершенного им злодеяния говорить о гуманности и доброте? Во время следствия по делу обвиняемый говорил о тех душевных муках, которые он испытывал после совершенного им преступления.

На мой взгляд, это лишь шаг во избежание наказания. По его вине чуть не пострадал Миколка. Несколько раз подсудимый бывал в конторе квартального надзирателя, что могут подтвердить Порфирий Петрович, а также Илья Петрович Порох. Безусловно, он знал о расследовании убийства и о том, что в нем подозревают Миколку; видя все это, он молчал.

При встречах же со следователем Порфирием Петровичем Раскольников все отрицал. С каждым разом он пытался отдалить, отсрочить свое признание. На мой взгляд, он пытался это сделать еще и потому, что не считал свою теорию неверной, а потому что убедился, испытав душевные муки отчужденности, что он не принадлежит к разряду людей, «право имеющих», т.е. он осознал всю антигуманность своей теории.

Уважаемый суд, я вызываю в качестве свидетеля Настасью, кухарку госпожи Зарницыной……………………………………………………………………………………

Также прошу вызвать свидетеля обвинения – работника – маляра, во время совершения преступления находившегося в том же доме этажом выше.

Итак, выслушав свидетелей обвинения, вы наверняка убедились в том, что явка с повинной нисколько не оправдывает обвиняемого – это не результат полного раскаяния, а лишь шаг человека, загнанного в тупик, оказавшегося в безвыходной ситуации.

Вас, уважаемые присяжные, я прошу вынести суровый, но справедливый приговор за убийство двух женщин, не причинивших никакого вреда подсудимому.

gigabaza.ru

Структура обвинительной речи в суде I инстанции

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 06.08.2015 2015-08-06

Статья просмотрена: 3562 раза

Библиографическое описание:

Пламенная речь прокурора

Образец речи прокурора в суде
sssnakesssПо делу Лоскутова.

Уважаемый суд! Уважаемые участники процесса!

В судебном заседании рассмотрено уголовное дело по обвинению Лоскутова в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 1 УК РФ.

В прениях по уголовному делу обычно требуется сказать о правильности квалификации действий подсудимого, доказанности его вины и назначении наказания. Но сначала я хотел бы упомянуть о позиции защиты. По поводу того, за что, собственно, Лоскутов оказался в зале суда.

Данная позиция, как я понял, выражалась в ходатайствах стороны защиты, поэтому считаю, что общее впечатление, по крайней мере у меня, о позиции сложилось.

Первое впечатление, которое сформировалось у меня в том числе от воздействия публикаций в газетах, интернете, что подсудимый будет утверждать, что его так сказать упрятали за решётку за его творческую и общественную деятельность, в том числе за организацию так называемых Монстраций.

Я с нетерпением дожидался исследования видеозаписей,чтобы увидеть, что это за страшная антиобщественная акция, с организацией которой правоохранительные органы борются подбрасыванием наркотиков.

Какая опасность общественному порядку грозит в результате Монстрации, что власть применяет столь грязные приёмы? Что же я увидел? Уличная толпа молодёжи, которая развлекается как умеет. Конечно, такое поведение оскорбляет чувства пожилых людей, для которых первомайская демонстрация в некоторой степени это святое, но я сомневаюсь, что государство вступилось бы за них столь решительными мерами.

Позже из показаний подсудимого я понял, что, по его версии, он стал невинной жертвой собственной непреклонности в вопросе соблюдения законности. Он решительно отказался явиться по незаконному вызову в Центр Э, за что сотрудниками Центра в кратчайшие сроки в отношении него были сфабрикованы доказательства его причастности к обороту наркотиков.

Правда, при этом Лоскутов проявил достойное сожаления незнание законодательства, регулирующего деятельность милиции. В частности, ч. 3 ст.

11 Закона «О милиции» указывает, что сотрудник милиции имеет право, цитирую «вызывать граждан и должностных лиц по делам и материалам, находящимся в производстве милиции; подвергать приводу в случаях и в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об административных правонарушениях, граждан и должностных лиц, уклоняющихся без уважительных причин от явки по вызову». Таким образом, право вызывать Лоскутова у сотрудников милиции имелось. Каких-либо конкретных указаний о том, каким именно образом: по телефону или повесткой и так далее должен производиться его вызов в соответствии с Законом «О милиции» не приведено. И упомянуто в норме закона о том, что имеется право подвергать приводу лиц, уклоняющихся от явки. Сразу возникает предположение, что может быть страшная угроза Миллера прислать машину является как раз разъяснением этого положения Закона, но это лирическое отступление.

Также хочу сказать, что мне в своё время приходилось достаточно общаться с сотрудниками УБОПа, как раньше назывался Центр Э, у которых имелось много различных, как профессиональных, так и личных качеств, но чего я у них не замечал, так это мелочной мстительности, замешанной на мании величия.

А ведь из показаний подсудимого складывается как раз картина какого-то маньяка на посту сотрудников Центра Э.

Из его показаний получается, что в 8 утра, получив отказ явиться для беседы, Миллер, восприняв, видимо, как личное оскорбление, в кратчайшие сроки заставил сотрудников Центра, которые ему даже не подчиняются, начать за Лоскутовым наблюдение, подбросить ему наркотики.

При это не совсем понятно, зачем понадобилось ждать целый день для того чтобы подкинуть наркотики, ведь согласно показаниям подсудимого и свидетелей защиты, сотрудников милиции видели в институте ещё днём, что подтверждается показаниями сотрудников милиции о том, что наблюдение было установлено с утра 15 мая.

Гораздо проще было бы подбросить наркотик днём. Даже если предположить, что подбрасывать наркотики в здании было неудобно, то вряд ли это нельзя было сделать при выходе из университета, в метро, при выходе из метро, на улице Гоголя до встречи с Беляцкой, в любом месте. Зачем могло понадобиться так долго следить за Лоскутовым чтобы подбросить ему наркотики, мне не хватает фантазии представить.

Кроме того, если появилась такая необходимость привлечь человека к уголовной ответственности, почему бы не подбросить ему что-нибудь посерьёзнее? Героин в особо крупном размере или хотя бы так называемый план, поскольку небольшой объём наркотического средства гораздо удобнее подбрасывать в сумку или кучу выпавших из неё вещей.

Сомневаюсь, что в таком мрачном заведении, каким сторона защиты рисует Центр Э, не найдётся десятка, а то и сотни граммов героина для этих целей. Что в том числе позволило бы обвинить Лоскутова в подготовке к незаконному сбыту наркотиков, что квалифицируется как особо тяжкое преступление.

Также совершенно нелогично выглядит заявление стороны защиты о том что понятые были специальные.

Если бы это было так, если бы понятые действительно зависели от сотрудников милиции, то зачем тогда подбрасывать пакет с наркотиками, проявляя при этом невиданную ловкость рук, достойную иллюзионистов, если кроме сотрудников милиции, понятых и Лоскутова, на месте досмотра никого не было.

Также непонятно, зачем понадобилось так много времени, чтобы искать этих так называемых специальных понятых, если операция готовилась с самого утра, и ничего не мешало привезти их сразу на место прест…эм…начала … ну, как появилась возможность досмотреть.

Полагаю, что сам факт того, что потребовалось определённое время для того чтобы найти этих понятых, помимо прочего указывает на то, что никакими специальными понятыми Тольский и Зацепин не были.

Могу сказать, что на самом деле найти на улице понятых для проведения какого-нибудь следственного оперативного действия и так далее очень-очень сложно, потому что любой человек, который хотя бы краем глаза слышал о том, что понятым, помимо того чтобы присутствовать на мероприятии, потом необходимо давать показания следователю, потом давать показания в суде, да и не по одному разу — любой человек, который об этом осведомлён, откажется почти наверняка участвовать в качестве понятого. Поэтому даже на оживлённой улице среди большого количества прохожих найти понятых всегда занимало определённое количество времени. И какой-то определённый интервал между задержанием и началом досмотра совершенно оправдан.

Таким образом, я считаю версию о подбросе наркотиков надуманной. Никакими доказательствами она не подтверждается. Основана она на уклонении Лоскутова от уголовной ответственности за совершённое деяние.

Заявление свидетелей защиты о том, что Лоскутов не употребляет наркотических средств помимо факта изъятия у него марихуаны подтверждается (!??) также распечаткой телефонных переговоров и показаниями свидетеля Кучеренко, из которых следует содержание разговора между подсудимым и данным свидетелем.

По каким-то причинам свидетель звонит Лоскутову, чтобы узнать, где приобрести наркотическое средство.

Что касается доказанности вины подсудимого и квалификации его действий, полагаю что квалификация действиям подсудимого дана правильная, она соответствует установленным по делу обстоятельствам.

Полагаю, что вина его в совершении преступления доказана в судебном заседании в том числе показаниями свидетелей Тольского, Зацепина, показаниями сотрудников милиции, другими материалами дела, которые мы исследовали в судебном заседании.

Показания данных свидетелей об обстоятельствах изъятия у Лоскутова наркотического средства являются последовательными, взаимодополняющими друг друга и подтверждаются другими имеющимися по делу доказательствами.

В судебном заседании, на мой взгляд, не установлено обстоятельств, которые бы указывали на заинтересованность данных лиц в исходе дела и на наличие оснований для оговора Лоскутова. Никто из данных лиц ранее с Лоскутовым знаком не был, каких-либо отношений или конфликтов не имел.

Что касается показаний свидетеля Беляцкой, что в ходе следования 15 мая вместе с Лоскутовым она осматривала его сумку и пакета с веществом растительного происхождения там не обнаружила, полагаю, что данные показания следует расценивать как ложные, направленные на помощь её знакомому Лоскутову в уклонении от уголовной ответственности за совершение преступления.

Данные показания опровергаются как исследованными в судебном заседании свидетельствами обвинения, о которых я упомянул выше, в том числе, актом личного досмотра, показаниями свидетелей: Тольского, Зацепина, сотрудников Центра Э.

Также на ложность данных показаний указывает тот факт, что в ходе следствия таких показаний Беляцкая при первом своём допросе не давала, а дала их лишь при дополнительном допросе в качестве свидетеля.

Стороной защиты также упоминался, по крайней мере Лоскутовым, факт того что на пакете с изъятым веществом отсутствуют его следы пальцев рук, пригодные для идентификации.

Я считаю, что данный факт подтверждает лишь известный в кругах специалистов факт того, что следы рук обычно стираются при контакте с иными поверхностями. Таким образом на невиновность Лоскутова в совершении инкриминируемого преступления данный факт не указывает.

Это подтверждается также отсутствием на пакете следов пальцев рук сотрудников милиции.

С учётом вышеизложенного, я прошу признать Лоскутова виновным в совершении преступления, его показания о непричастности к приобретению наркотических средств, хранению, полагаю расценивать как линию защиты, направленную на уклонение от уголовной ответственности за совершённое преступление.

При назначении наказания прошу учесть такие обстоятельства как то, что данное преступление относится к преступлениям средней тяжести. Тот факт, что Лоскутов характеризуется положительно, ранее не судим, обстоятельств, отягчающих, так же как и смягчающих наказание, в ходе судебного следствия не установлено.

С учётом санкции данной статьи, прошу назначить ему наказание в виде одного года лишения свободы.

С учётом упомянутых выше обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, считаю, что его исправление возможно без изоляции от общества, в связи с чем прошу назначить данное наказание условно с испытательным сроком в один год.

Вот так.По версии прокурора, отсутствие отпечатков пальцев на пакете не является доказательством непричастности. Мол, отпечатки быстро стираются. И раз центр “Э” говорит, что они там были, значит, Лоскутов виноват.Отпечатков милиционерских пальцев на пакете тоже нет.

Потому что, объясняет прокурор, эти отпечатки тоже стёрлись. Видимо, прокурор не знает, что, в случае нахождения вещдока ни один милиционер не будет хватать его всей пятернёй.А про отсутствие следов травы на руках прокурор как бы и запамятовал.Лжецы и пидарасы.

Источник

?

|

sssnakesssНароды России! В нашей стране сложилась чрезвычайная ситуация. И она спровоцирована властью. Задача нынешней власти – разобщить народ, армию и милицию. Реформы МВД, декларированные государством, на деле означают увольнение половины сотрудников милиции по надуманным поводам. Милиционеры – это люди, имеющие оружие и боевой опыт. Не все в «органах» Евсюковы, но многие из них Дымовские. У кого-то, как у жены Алексея, на руках дети. Их нужно кормить и растить. Голодный человек с пистолетом опасен. Задача наших «правителей» – выгнать народ, задавленный безденежьем и коррупцией, на улицы, а против него выставить так же задавленных и опороченных милицию и армию. Задача – возбудить взаимную ненависть. Одна провокация – и прольётся кровь. Снова на нашей крови хочет подняться новая власть. Только будет она из той же краплёной колоды. Вспомните Карабах, Ереван, Белый дом, Чечню, Волгодонск, рухнувшие в Москве дома, Беслан, Норд-Ост! Вспомните катастрофическую ксенофобию, царящую в многонациональной стране! Мы – помним. Движение «Белая Лента» призывает все народы России, все общественные движения к объединению усилий. Призываем к организованному протесту против беспредела тех, кого интересуют только наши деньги. Против тех, кто уже сейчас, в панике, пытается паклей заткнуть течи в днище государства. Мы будем действовать только законными методами. Преступников – в тюрьму! Невинно осуждённым – свободу!

Вы можете связаться с нами через сайт http://dymovskiy.name

Будь в законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: